© 2019 RuДа 

  • Instagram
  • Facebook
Марианна Авери: 
Я делюсь своей любовью к самому прекрасному языку на свете.
ИНТЕРВЬЮ

АВГУСТ 2019 

"Сорока"- это супер популярный учебник по развитию устной речи для детей, изучающих русский язык за рубежом. RuДа побеседовала с его автором Марианной Авери о современных билингвах, об игровых подходах в изучении языка и о будущей роли русского языка в мире.

Марианна, расскажите, пожалуйста, чем отличаются дети, которые сегодня учат русский язык за границей?

Обычно для таких детей основным является язык среды, в которой они живут. Их общение со сверстниками, образование, которое они получают в местной школе, культурные и спортивные мероприятия - все это проходит, как правило, на языке среды, а не на русском языке. Тем и отличаются. Даже дети с прекрасным русским могут многого не знать, и что-то не понимать.

Много ли среди ваших юных учеников детей от смешанных браков, так называемых билингвов? Это отражается на подходе к изучению языка, к методике?

Хочу отметить, что не все дети от смешанных браков - билингвы. У меня есть ученица, у которой русский папа и американская мама, но девочка - не билингв, она говорит только по-английски.

Билингвы - это те, кто владеет двумя языками. В нашем случае, те, кто говорит по-русски и еще на каком-то другом языке.

Даже те дети, у которых оба родители русские, могут не знать русского языка. У меня тоже есть такие. Они общаются с родителями по-английски. Их тоже нельзя назвать билингвами.

Среди моих учеников, очень много билингвов. У них всех очень разный уровень владения русским. Конечно, это отражается на подходе к изучению языка.

Почему часто возникает ситуация, когда язык “уходит в пассив” у детей билингвов?

К сожалению, уходит в пассив не только язык. Это, на мой взгляд, свойство мозга - если знание давно не используется, то оно уходит из оперативной памяти. Например, в школе я изучала физику. Конечно, какие-то базовые элементы в моей памяти сохранились, но не в таком объеме, какой был, когда я сдавала выпускные экзамены по физике. Так же и с языком: не используешь - забываешь. Если у ребенка вся жизнь протекает не на русском, а на языке страны, в которой он живет, и для русского языка нет специальной поддержки, то русский уйдет в пассив.

"     Усилия не напрасны. Со своим сыном я говорю только по-русски. И мне совершенно не важно, пригодится ему русский в дальнейшей жизни или нет. Достаточно того, что ему нужен этот язык, чтобы разговаривать с родной матерью.

Какие лакуны в системе знаний о языке чаще всего встречаются среди “понимающих, но не говорящих” детей?

Понимающие, но не говорящие дети. На мой взгляд, у таких детей не просто “язык в пассиве”. Судя по моему опыту, у них слабая грамматика и плохой словарный запас. И не надо тешить себя мыслью, что “ребенок все понимает”. Давайте называть вещи своими именами - ребенок скорее догадывается, что говорит мама, а вовсе не “понимает”. Вывод: таких детей надо учить языку заново.

Как регулярно (минимум) надо заниматься с детьми, чтобы язык прогрессировал, развивался и со временем превратился в инструмент, навык, которым выросший ребенок мог бы пользоваться свободно?

Вне языковой среды, когда семья живет за пределами России, заниматься нужно каждый день по несколько часов (ну хотя бы 1-2 часа). Если мама говорит по-русски, а ребенок отвечает по-итальянски, то это не считается.

Да, это очень много. Но давайте посмотрим с другой стороны, из России. Кто в России хорошо знает иностранные языки? Правильно, ученики спецшкол, а также студенты инязов. У учеников спецшкол уроки иностранного языка проходят каждый день, несколько часов в день. То же и у студентов иняза. Вот вам и знание языка.

За 1 час в воскресной школе русский не выучишь. Точка.

На вашей практике были примеры, когда полноценные билингвы выросли за границей? Если да, как им это удалось?

Да, есть такое. Это результат работы не столько учителей, сколько родителей, которые прилагали и прилагают колоссальные усилия для развития русского языка у детей. Например, я знаю семью, где ребенку сейчас уже 14 лет, и у мальчика прекрасный русский. Сейчас он очень занят, потому что у него большая нагрузка в общеобразовательной и музыкальной школе, поэтому на уроки русского у него мало времени. Мама русская, отец - американец. Там просто героическая мама. Ее сыну даже не придет в голову разговаривать с ней по-английски, все по-русски. Если он не знает как сказать - ищет в словаре. Но она с ним разговаривает каждый день и гораздо больше, чем 5 минут. Если он не хочет читать, она сама садится рядом и читает ему книгу на русском языке. Мальчик интересуется музыкой - мама нашла книги про композиторов, написанные еще в СССР, они их читают вместе и обсуждают потом биографии. Учителя музыки ребенку нашли тоже русскоговорящего (из Армении). У меня этот ребенок занимался письмом. Пишет он, и правда, не очень хорошо, есть над чем работать.

Вы в своем пособии используете игровой подход к изучению русского языка. Как вы считаете, в наши дни не слишком ли много игры в преподавании? Не теряется ли что-то важное, когда мы отказываемся от традиционных, более “серьезных” методов преподавания?

Есть такой термин “косвенное целеполагание”. Когда ученик думает, что он играет, а на самом деле, он отрабатывает речевые конструкции или учит буквы. Те игры, которые я предлагаю, несут в себе смысл и решают определенные задачи. Мои ученики не смогут повторить слова “я ем яблоко” много-много раз, им станет скучно, и они больше не придут, поэтому мы “играем”.

Но это они думаю, что они играют, на самом деле они дриллят слова. Это любят не только дети, но и взрослые.

Но не надо думать, что мои ученики только играют на уроках. Мы и диктанты пишем, и читаем, и делаем упражнения (не играем). У меня на уроке есть и “серьезные” задания. Главное, что не скучные. Просто их надо чередовать, чтобы поддерживать интерес.

Не слишком ли много игры - это зависит от возраста. Чем младше ребенок - тем больше им надо игры. Для детей постарше количество игр можно уменьшать, но задания должны быть интересными! Можно же совместить “серьезность” и интерес.

Если оставить только “серьезность”, то может стать скучно. Если эту “серьезность” убрать - то будет сплошной цирк, и ученики устанут и от этого. Чередование разных видов деятельности - вот лекарство и от скуки, и от усталости.

Если уйдет “злая училка”, то ничего не потеряется. А так - да, надо потихоньку приучать детей, что в жизни бывает не только веселье, но и серьезные моменты.

33.jpg
21.jpg

Как вы думаете, как изменится роль русского языка в будущем? Станет он более или менее популярным среди студентов в разных странах мира?

На мой взгляд, русский язык так и останется средством общения для миллионов людей во всем мире. Массово его начнут изучать только в том случае, если на него начнется мода. Но пока такого не предвидится, количество учащихся останется примерно на нынешнем уровне.

Усилия не напрасны. Детям его надо преподавать в первую очередь. Со своим сыном я говорю только по-русски. И мне совершенно не важно, пригодится ему русский в дальнейшей жизни или нет. Достаточно того, что ему нужен этот язык, чтобы разговаривать с родной матерью.

Скажите, пожалуйста, сколько изданий вашего учебника уже продано по всему миру? Что вы чувствуете, когда осознаете, что благодаря вам столько маленьких и больших жителей планеты с удовольствием учат или уже выучили русский язык?

Впервые "Сорока 1" появилась на Амазоне в марте 2016 года. Сейчас в мире продается примерно 400 экземпляров учебника Сорока каждый месяц. Что я чувствую? Я делюсь своей любовью к самому прекрасному языку на свете. Радость это. Еще ответственность. Надо еще больше работать, чтобы держать планку.